ja_mageia

Заглавная Пресса Махинации, Мошенничество Ценности: Трюк Мэдоффа
Ценности: Трюк Мэдоффа

Ценности: Трюк Мэдоффа

Джон Кэй

Отличительная черта аферы Мэдоффа — коэффициент интеллекта пострадавших от нее. Как могли столько умных людей поддаться на явный обман и поверить неправдоподобным россказням? Некоторые жертвы признались, что они с подозрением относились к легким регулярным прибылям Бернарда Мэдоффа. Кое-кто полагал, что его доходы могли быть основаны на таком злоупотреблении, как опережение (front-running), — использовании информации о предстоящих крупных операциях, полученной в ходе брокерской деятельности, в интересах клиентов, чьими активами он управлял.

Хитроумные аферисты, злоупотребляющие доверием, используют похожую схему не одну тысячу лет. Мошенник намекает на нарушение правил, но дает понять, что клиент получает выгоду, а вовсе не становится жертвой. У этого метода — я буду называть его «трюк Мэдоффа» — два преимущества. Он предлагает вполне правдоподобное объяснение источника обещанной прибыли. Он заставляет жертв молчать до тех пор, пока обман не раскроется (а часто и после того).

Этот метод отнюдь не эксклюзивная собственность мошенников. Основная причина банковского кризиса — конфликты интересов внутри современных финансовых конгломератов. В инвестиционном банкинге зашито множество конфликтов. Среди типичных направлений деятельности — консультирование корпоративных клиентов, выпуск ценных бумаг, поддержка рыночных котировок, управление активами и собственные торговые операции. Интересы клиентов одного из направлений прямо конкурируют с интересами клиентов другого. Поэтому обычай и регулирование поддерживали разделение этих видов деятельности, которое в 1970-х гг. было постепенно размыто.

Но даже после того, как пали эти законодательные барьеры, регуляторы требовали возведения китайских стен. Если банки не были обязаны устанавливать эти ограничения, их клиенты сами настаивали на этом. Но были наивны те, кто считал, что китайская стена между аналитикой и сбытом способна обеспечить 100%-ную эффективность. Так почему же весьма искушенные в финансовых вопросах клиенты сквозь пальцы смотрели на очевидный конфликт интересов?

Ответ заключается в «трюке Мэдоффа». Каждая группа клиентов понимала, что существуют конфликты интересов, но верила, что эти конфликты им на руку. Эмитенты ценных бумаг верили, что их размещению помогал масштаб средств под управлением менеджмента данного банка. Инвесторы, которые покупали акции, считали, что решения о распределении активов эффективны благодаря тесному контакту банков с корпорациями. И так далее. Каждая из групп клиентов считала, что конфликт дает им преимущество. Как минимум часть из них ошибались.

Если кто-то занимается обманом, вы прежде всего должны всерьез допустить, что все сливки снимет мошенник. Так же дело обстоит и с конфликтом интересов. Основными бенефициарами инвестбанков были не клиенты и даже не сами инвестбанки, а инвестиционные банкиры.

Автор — обозреватель Financial Times

 

Комментарии online — cтатьи, которых нет в бумажной версии, повестка дня, все колумнисты.

 
Ulti Clocks content

Звоните сейчас!

Архипов Сергей Владимирович

Телефон: +7 925 855 74 33

Почта:  arkhipov.sv@gmail.com

Skype:  s8557433


Афоризм дня

Купить-то и дитя купит, а продать и дед намается.

Русская пословица

Об авторе

  • 15 лет в управлении капиталом и трейдинге на российском финансовом рынке.
  • Квалификационные аттестаты ФСФР, аккредитация на ММВБ.