ja_mageia

Заглавная Пресса Экономика Такая разная инфляция
Такая разная инфляция

№35 (221) 17 сентября - 23 сентября 2007 - Капитал

Такая разная инфляция

Александр Зотин < Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript >

Глобализация, аутсорсинг и искаженные валютные курсы породили огромный диспаритет цен на услуги и промышленные товары. Особенно взрывоопасно это для американской экономики.

Людям, часто бывающим в Америке, нетрудно заметить: цены обычных промышленных товаров почти не меняются, а стоимость услуг растет прямо-таки сумасшедшими темпами. Так, десять лет назад поездка на такси из Нью-Йоркского аэропорта JFK до Манхэттена стоила $15, сегодня – $45. Стандартный номер в бостонском Swisshotel десять лет назад обходился в $190, а сейчас аж в $415. Откуда же взялась такая неприличная по меркам развитых стран инфляция?

Объяснение достаточно простое. Условно все товары и услуги в экономике можно подразделить на две группы – импортозамещаемые и неимпортозамещаемые.

Первая группа товаров в Штатах находится под угрозой исчезновения именно из-за того, что она уже вытеснена импортом (прежде всего из Китая и Юго-Восточной Азии). И цены на импортные товары остаются низкими, несмотря на мощную проинфляционную политику, которую Федеральная резервная система США проводит с 2000 года.

Зато в группе неимпортозамещаемых товаров мы видим настоящий разгул инфляции – цены выросли на все: от номера в гостинице и услуг адвоката до недвижимости и врачебной помощи.

В итоге сложилась парадоксальная ситуация диспаритета цен. Например, небольшой импортный цветной телевизор (технологически сложный и трудозатратный товар) запросто может стоить столько же, сколько и стандартная женская прическа в парикмахерской, а визит к зубному врачу с банальной стоматологической проблемой уже 5–10 таких телевизоров!

Цены на импортные товары почти не растут, во-первых, из-за жесткой конкуренции импортеров, и во-вторых, из-за дешевизны китайской (бангладешской, индийской, индонезийской и т. д.) рабочей силы. Фактически Китай стал крупнейшим экспортером дефляции, причем этот его статус актуален не только для США, но и для всей мировой экономики. Вал дешевых китайских товаров позволяет нивелировать инфляцию в других секторах, где импорт невозможен. Таким образом, совокупный индекс инфляции выглядит относительно пристойно. Так, например, индекс потребительских цен США (United States Consumer Price Index — CPI) показывает за 10 лет скромный уровень инфляции, всего около 30%.

И, хотя, конечно, никто в цифры CPI и прочие статистические хитрости американских финансовых властей особо не верит, даже если предположить, что фактическая инфляция выше, все же до темпа роста цен в сфере услуг ей далеко. Спасибо китайцам! Дешевизна их товаров, спасающих американцев от повышенных трат, обуславливается помимо эффекта недорогой рабочей силы еще и тем, что китайский юань сильно недооценен по отношению к доллару (в 4–5 раз по паритету покупательной способности), что делает китайский экспорт еще более дешевым.

Но почему так быстро растут цены на услуги? Политика ФРС в 2000-е годы привела к колоссальному росту денежной массы и не могла не оказать мощнейшего инфляционного эффекта на американскую экономику. Свежеэмитированные деньги находят прибежища. А ими становятся сектора, в которых невозможно импортозамещение. Это услуги и недвижимость. Параллельно новые деньги формируют спекулятивные пузыри на фондовом и сырьевом рынках.

При этом происходит экспорт инфляционных процессов из США во всю мировую экономику, порождая в странах, где имеет хождение американская валюта, долларовую инфляцию. Этот процесс весьма очевиден и в России, буквально заваленной нефтедолларами (а выросшие цены на нефть – это тоже, во многом, инфляционный эффект монетарной политики ФРС). Разумеется, проинфляционная политика ФРС выгодна самой Америке. Выгода заключается в использовании и экспорте доллара как мировой валюты, ведь в глобальном масштабе первыми получателями новых денег являются американцы.

На первый взгляд для Америки этот процесс исключительно благотворен. Да и с точки зрения американского потребителя, ситуация инфляции цен на услуги и параллельной стабильности или даже дефляции цен на промышленные товары выглядит вполне адекватно: дороговизна одних товаров и услуг компенсируется дешевизной других. Ведь для потребителя важно не то, сколько он конкретно тратит на телевизор и сколько конкретно на прическу. Важно, какая доля дохода уходит на эти товары вместе. Если она постоянна для разнообразно варьирующих слагаемых, он этого просто не замечает.

Однако в масштабе мировой экономики этот диспаритет означает, что одни люди получают за свой труд в десятки/сотни раз меньше, чем другие, живущие за океаном. Разумеется, эта ситуация приводит к тому, что вся промышленность (и услуги, которые можно импортировать) переводится в места с более дешевой рабочей силой.

Что при этом остается в метрополии? Высокооплачиваемые госчиновники, риэлторы, финансисты, пиарщики, адвокаты и т. п. Основа любой высокоразвитой экономики – промышленность – в результате диспаритета в оплате труда и порождаемого им аутсорсинга умирает на глазах.

Битва США и Китая. Основой ВВП США становится не мощная промышленность, как это было раньше, а сфера услуг и финансовые спекуляции. Вопрос в том, насколько стабильна подобная система мирового разделения труда? Долго ли смогут США наслаждаться belle epoque финансов, безмятежно экспортируя инфляцию и одновременно обескровливая основу экономики – промышленность?

Вашингтон прекрасно осознает возможные негативные долгосрочные последствия такой политики и давно пытается склонить Пекин к существенной ревальвации юаня. Этот шаг должен не только стимулировать американский экспорт и ограничить китайский импорт, но и сократить колоссальное отрицательное сальдо торгового баланса США. Еще в 2003 году Джон Сноу, в ту пору министр финансов США, специально поехал в Китай, чтобы убедить его руководителей повысить курс национальной валюты. В июле 2005 года после долгих уговоров Китай отменил жесткую привязку национальной валюты к доллару, и с тех пор она подорожала приблизительно на 9%. Однако США остаются недовольны темпами ревальвации, считая, что курс юаня должен быть ревальвирован с текущих уровней еще минимум на 30–50%.

Нынешний министр финансов США Генри Полсон продолжает в духе своего предшественника обвинять Китай в том, что его валютная политика ведет к сокращению рабочих мест в Америке, так как все больше американских компаний переносят рабочие места в Азию. Схожие требования США и МВФ предъявляют и другим странам Восточной Азии, утверждая, что азиатские страны, занижающие валютный курс через накопление валютных резервов, не выполняют своей роли в процессе глобальной ребалансировки мировой финансовой системы, которая необходима для снижения американского торгового дефицита.

Но и китайские товарищи, в свою очередь, проявляют не меньшее упорство и ни в какую не соглашаются на значительное повышение курса юаня, опасаясь за прибыли своих экспортеров. Китай как ни в чем не бывало продолжает заваливать США дешевыми товарами, роль мирового экспортера дефляции его пока вполне устраивает. И в этом противостоянии Китаю достаточно намекнуть, что он не будет далее финансировать дефицит платежного баланса США, покупая доллары и номинированные в долларах казначейские обязательства США.

И все же Америка не оставляет надежды уговорить своего торгового партнера на ревальвацию юаня, инициируя мелкие «торговые войны» против Поднебесной. Так, в августе-сентябре текущего года компания Mattel отозвала 20 млн игрушек Барби, сделанных, разумеется, в Китае, из-за «небезопасной краски и легко глотаемых магнитов». До этого Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration) неоднократно предъявляло претензии к качеству продуктов питания, экспортируемых Китаем, например, сомнению подверглись мед, пшеничная клейковина, креветки и другие морепродукты. В Конгрессе между тем, подготовлен законопроект, который устанавливает 27-процентную пошлину на импортируемые из Китая товары, в случае если тот откажется от ревальвации юаня.

Китай реагирует на все эти щипки довольно флегматично. И хотя бывший глава китайского ведомства по контролю за качеством продуктов в июле на всякий случай был расстрелян своими бдительными товарищами, на более существенные уступки Поднебесная пойти пока не готова. Однако, как гласит известная пословица, «бойтесь мечтать – мечты иногда сбываются». И вправду, если США все-таки удастся уломать Китай на ревальвацию, то при решении этой проблемы тут же возникнет другая, не менее опасная. Ведь серьезная ревальвация юаня хотя и сократит дефицит торгового баланса США с Китаем, одновременно приведет к мощнейшему всплеску инфляции в Америке (и в мире). Китай в случае значительной ревальвации юаня превратится из экспортера дефляции в экспортера инфляции, и тогда американскому (и не только американскому!) потребителю придется забыть о дешевых промышленных товарах, сделанных в Китае. А американским финансовым властям, в свою очередь, придется спешно творчески переосмысливать «вину» Китая, обвиняя его теперь не «в формировании за счет заниженного курса юаня отрицательного сальдо торгового баланса США с Китаем», а, скажем, в «экспорте инфляции за счет завышенного курса юаня». Впрочем, американские власти такой вариант, похоже, вполне устраивает. Всегда проще объяснять избирателям вину кого-то другого, чем признавать ошибки в собственной проинфляционной экономической политике.

Почти 80% ВВП США в 2006 году дали услуги. Причины роста этого показателя: увеличение импорта товаров и удорожание услуг.

ТЕОРИЯ: США как Руритания

Слова знаменитого австрийского экономиста Людвига фон Мизеса о выдуманной стране Руритании удивительно напоминают нынешнее положение дел в США.

Людвиг фон Мизес писал: “Предположим, что международный орган увеличил размеры своей эмиссии на определенную сумму, полностью ушедшую в одну страну — Руританию. Конечным результатом этой инфляционной акции станет рост цен на товары и услуги во всем мире. Но влияние этого процесса на условия жизни граждан разных стран будет различным. Руританцы будут первыми облагодетельствованы дополнительной манной небесной. В их распоряжении стало больше денег, в то время как жители остального мира не получили своей доли новых денег. Руританцы могут платить более высокие цены, а остальные – нет. Поэтому руританцы забирают с мирового рынка больше товаров, чем раньше. Неруританцы вынуждены ограничивать свое потребление, поскольку не могут конкурировать с более высокими ценами, платящимися руританцами. Пока продолжается процесс приспособления цен к изменившемуся денежному отношению, руританцы находятся в более выгодном положении по сравнению с неруританцами. Когда этот процесс наконец завершится, руританцы станут богаче за счет неруританцев.»

 

 
Ulti Clocks content

Звоните сейчас!

Архипов Сергей Владимирович

Телефон: +7 925 855 74 33

Почта:  arkhipov.sv@gmail.com

Skype:  s8557433


Афоризм дня

Слишком плохо, что все, кто знает, как надо управлять, заняты по уши, работая таксистами и парикмахерами.

Джорж Бёрнс

Об авторе

  • 15 лет в управлении капиталом и трейдинге на российском финансовом рынке.
  • Квалификационные аттестаты ФСФР, аккредитация на ММВБ.