ja_mageia

Заглавная Пресса Доверительное управление, Хедж-Фонды Роскошные инвестиции
Роскошные инвестиции

Насколько эффективны инвестиции в предметы роскоши?

Роскошные инвестиции
14.02.2014
Насколько эффективны вложения в предметы роскоши
Владеть предметами роскоши — одно удовольствие. Они не только доставляют эстетическое наслаждение, но и приносят в последние годы неплохой инвестиционный доход
Что в корзине Coutts
Половина веса индекса Coutts приходится на элитное жилье в 10 городах мира для постоянного проживания и отдыха. Вторая половина — это альтернативные инвестиции, представленные равными долями. Среди них картины импрессионистов и старых мастеров, скульптура, традиционное китайское искусство, автомобили, коллекционные вина, марки, монеты, ковры, часы, драгоценности, редкие музыкальные инструменты. Каждый компонент индекса номинирован в валюте страны, где он торгуется, — например, индекс недвижимости включает в себя 10 местных индексов недвижимости — от США и Европы до Азии. Составляющие индекса рассчитываются по ценам на указанные предметы либо по индексам с учетом расходов на содержание в долларах, евро, фунтах стерлингов и швейцарских франках. По сути, инвесторам предложен глобальный бенчмарк для рынка предметов роскоши.
Несмотря на риски и низкую ликвидность, предметы искусства, раритетные автомобили, ювелирные украшения, коллекционные вина и другие альтернативные активы привлекают сегодня не только коллекционеров и богатых частных инвесторов, но и хедж-фонды. Все потому, что они хорошо зарекомендовали себя в период кризиса.
Чтобы оценивать, насколько эффективными были вложения в очень дорогие вещи, в британском банке Coutts («дочка» Royal Bank of Scotland, специализирующаяся на частном банковском обслуживании) недавно придумали индекс Objects of Desire (предметы желаний). Он показывает доходность 15 видов активов, включая элитную недвижимость в городах и на курортах, и альтернативных инвестиций — предметов искусства, объектов коллекционирования и драгоценностей (см. врез).
Это активы, которыми хотят обладать богатые и ультрабогатые клиенты, не глядя на доходность. Таких активов мало, спрос на них высок, а число богачей, имеющих средства и интерес к таким покупкам, растет. «Мысль о покупке за $50 млн старого неудобного автомобиля с неработающими стеклоподъемниками и шумным двигателем кажется нелогичной. Но счастье, которое такой автомобиль может принести владельцу, неизмеримо», — отмечает начальник отдела стратегических решений Coutts Мохаммед Камаль Сайед.
По оценке Coutts, инвестиции в глобальный рынок роскоши с 2008 г. составили $362 млрд. Самый дорогой предмет искусства — «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» Фрэнсиса Бэкона — был продан на аукционе Christie’s за $142 млн. Самый дорогой драгоценный камень — бриллиант Pink Star весом почти 60 каратов — ушел с молотка на аукционе Sotheby’s за $83 млн.
Заработали с удовольствием
Финансовые результаты для владельцев таких активов имеют второстепенное значение. Впрочем, доходность от инвестиций в них тоже немалая. Индекс Coutts показал, что с 2005 г. альтернативные активы в целом принесли инвесторам 77% дохода. Индекс, рассчитанный в долларах, за этот период прибавил 82%, тогда как глобальный индекс акций MSCI — лишь 53%.
На акциях за год или два можно заработать 2-5% дохода, на предметах искусства — гораздо больше, уверяет гендиректор Fine Art Fund Group Филип Хоффман. Одна из картин Франка Ауэрбаха, купленная в 2005 г. за $1,1 млн, через год была продана за $2,3 млн, рассказывает он. Хоффман советует инвесторам ограничить инвестиции в предметы искусства 5% их портфеля. Он считает реалистичной доходность в 7-12% годовых.
Элитная недвижимость, несмотря на рецессию, за последние 7,5 года подорожала вдвое.
Среди альтернативных инвестиций индекса Coutts лучшую доходность продемонстрировали ретро-автомобили (257%), часы (176%), китайские произведения искусства (163%) и драгоценности (146%).
«Если бы вы приобрели Ferrari Daytona 1970 г. за 50 000 фунтов в 2003 г., то сейчас могли бы продать его уже за 250 000 фунтов. Aston Martin DB5 1960 года выпуска, купленный 10 лет назад за 60 000 фунтов, сегодня принес бы владельцу 350 000 фунтов, — отмечает телеведущий и специалист по ретро-автомобилям Квентин Уилсон. — Вопрос в том, достиг ли рынок своего пика. Мне было интересно, не лопнет ли пузырь с момента начала роста цен в 2009 г., но рост продолжился: в первом полугодии 2013 г. он составил 27%».
Популярности инвестиций в драгоценности во многом способствовала политика низких ставок ФРС США. «Почему я должна соглашаться на доходность менее 1%, если можно получать радость от драгоценностей, которые постоянно дорожают?» — с этим вопросом, по словам эксперта Christie’s Рэймонда Санкрофта-Бейкера, к нему нередко обращаются клиентки. Одна нить природного жемчуга сейчас может стоить $270 000, тогда как в 2000 г. предельная цена составляла не более $20 000, рассказывает Санкрофт-Бейкер. Дело в том, что новый жемчуг на рынок практически не поступает: в регионе Басры, где он традиционно добывался, ухудшилась экологическая ситуация, и многие ныряльщики, добывавшие моллюсков, сменили работу на что-то более доходное в других странах.
Точки спроса
Спрос на рынке предметов искусства уже давно не ограничивается интересами коллекционеров США и Европы, отмечает лондонский арт-консультант Констанц Куберн, этот рынок все больше интересует инвесторов из развивающихся стран, в первую очередь из Китая и России. По ее словам, клиентская база постоянно растет, тогда как предметов искусства музейного уровня становится все меньше, из-за чего в ближайшие годы цены вырастут еще сильнее.
В частности, состоятельные клиенты МФО «Альфа-капитала» особенно интересуются рынком элитных вин и предметами изобразительного искусства. Их ключевой мотив — сохранение капитала, в частности на черный день, отмечает его руководитель Яков Гальперин. А вот жилая недвижимость, по его словам, как объект для инвестиций сегодня не очень популярна: недвижимость за границей они покупают в первую очередь для того, чтобы там жить.
«Сегодня начали набирать популярность арт-банкинг, инвестиции в антиквариат, вино, люксовые автомобили и т. д. Разумеется, подобную экзотику нельзя рассматривать как прямую альтернативу финансовым активам. Но после уроков мирового финансового кризиса состоятельные люди начинают считать такие вещи необходимым компонентом своего инвестиционного портфеля. Спрос на альтернативные инвестиции во многом зависит от конъюнктуры фондового рынка и резко возрастает во времена кризисов. Сегодня в портфеле наших клиентов подобного рода вложения, как правило, не превышают 10%», — делится наблюдениями директор департамента по работе с крупным частным капиталом Бинбанка Оксана Вольф.
К альтернативным инвестициям стоит относиться с осторожностью, говорят эксперты. «Обещания высокой доходности от альтернативных активов обычно завышены. Часто они основаны на отдельных успешных историях и не принимают в расчет стоимость оформления сделки, издержки на страховку и хранение, высокие риски и недостаточную ликвидность», — предупреждает управляющий директор Barclays Грег Дейвис. Barclays, по его словам, рекомендует клиентам такие альтернативные активы, как, например, сырье и недвижимость, но не советует включать объекты коллекционирования в инвестиционный портфель. Лучше покупать их для эмоциональной, а не финансовой отдачи, считать их сокровищами, а не инвестициями. Опрос Barclays «Прибыль или радость?», в котором участвовало 2000 богатых инвесторов из разных стран, показал, что в среднем 10% их вложений приходятся на активы-сокровища.
«Главный вопрос — адекватность оценки стоимости объектов альтернативных инвестиций. В отличие от ценных бумаг предметы роскоши характеризуются низкой ликвидностью — и перепродать коллекцию в случае необходимости будет очень тяжело», — добавляет Гальперин.
Татьяна Бочкарева
Людмила Коваль
Эта публикация основана на статье «Роскошные инвестиции» из газеты «Ведомости» от 14.02.2014, №25 (3529)Насколько эффективны вложения в предметы роскоши

14.02.2014

Владеть предметами роскоши — одно удовольствие. Они не только доставляют эстетическое наслаждение, но и приносят в последние годы неплохой инвестиционный доход

Что в корзине Coutts

Половина веса индекса Coutts приходится на элитное жилье в 10 городах мира для постоянного проживания и отдыха. Вторая половина — это альтернативные инвестиции, представленные равными долями. Среди них картины импрессионистов и старых мастеров, скульптура, традиционное китайское искусство, автомобили, коллекционные вина, марки, монеты, ковры, часы, драгоценности, редкие музыкальные инструменты. Каждый компонент индекса номинирован в валюте страны, где он торгуется, — например, индекс недвижимости включает в себя 10 местных индексов недвижимости — от США и Европы до Азии. Составляющие индекса рассчитываются по ценам на указанные предметы либо по индексам с учетом расходов на содержание в долларах, евро, фунтах стерлингов и швейцарских франках. По сути, инвесторам предложен глобальный бенчмарк для рынка предметов роскоши.

Несмотря на риски и низкую ликвидность, предметы искусства, раритетные автомобили, ювелирные украшения, коллекционные вина и другие альтернативные активы привлекают сегодня не только коллекционеров и богатых частных инвесторов, но и хедж-фонды. Все потому, что они хорошо зарекомендовали себя в период кризиса.

Чтобы оценивать, насколько эффективными были вложения в очень дорогие вещи, в британском банке Coutts («дочка» Royal Bank of Scotland, специализирующаяся на частном банковском обслуживании) недавно придумали индекс Objects of Desire (предметы желаний). Он показывает доходность 15 видов активов, включая элитную недвижимость в городах и на курортах, и альтернативных инвестиций — предметов искусства, объектов коллекционирования и драгоценностей (см. врез).

Это активы, которыми хотят обладать богатые и ультрабогатые клиенты, не глядя на доходность. Таких активов мало, спрос на них высок, а число богачей, имеющих средства и интерес к таким покупкам, растет. «Мысль о покупке за $50 млн старого неудобного автомобиля с неработающими стеклоподъемниками и шумным двигателем кажется нелогичной. Но счастье, которое такой автомобиль может принести владельцу, неизмеримо», — отмечает начальник отдела стратегических решений Coutts Мохаммед Камаль Сайед.

По оценке Coutts, инвестиции в глобальный рынок роскоши с 2008 г. составили $362 млрд. Самый дорогой предмет искусства — «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» Фрэнсиса Бэкона — был продан на аукционе Christie’s за $142 млн. Самый дорогой драгоценный камень — бриллиант Pink Star весом почти 60 каратов — ушел с молотка на аукционе Sotheby’s за $83 млн.

Заработали с удовольствием

Финансовые результаты для владельцев таких активов имеют второстепенное значение. Впрочем, доходность от инвестиций в них тоже немалая. Индекс Coutts показал, что с 2005 г. альтернативные активы в целом принесли инвесторам 77% дохода. Индекс, рассчитанный в долларах, за этот период прибавил 82%, тогда как глобальный индекс акций MSCI — лишь 53%.

На акциях за год или два можно заработать 2-5% дохода, на предметах искусства — гораздо больше, уверяет гендиректор Fine Art Fund Group Филип Хоффман. Одна из картин Франка Ауэрбаха, купленная в 2005 г. за $1,1 млн, через год была продана за $2,3 млн, рассказывает он. Хоффман советует инвесторам ограничить инвестиции в предметы искусства 5% их портфеля. Он считает реалистичной доходность в 7-12% годовых.

Элитная недвижимость, несмотря на рецессию, за последние 7,5 года подорожала вдвое.

Среди альтернативных инвестиций индекса Coutts лучшую доходность продемонстрировали ретро-автомобили (257%), часы (176%), китайские произведения искусства (163%) и драгоценности (146%).

«Если бы вы приобрели Ferrari Daytona 1970 г. за 50 000 фунтов в 2003 г., то сейчас могли бы продать его уже за 250 000 фунтов. Aston Martin DB5 1960 года выпуска, купленный 10 лет назад за 60 000 фунтов, сегодня принес бы владельцу 350 000 фунтов, — отмечает телеведущий и специалист по ретро-автомобилям Квентин Уилсон. — Вопрос в том, достиг ли рынок своего пика. Мне было интересно, не лопнет ли пузырь с момента начала роста цен в 2009 г., но рост продолжился: в первом полугодии 2013 г. он составил 27%».

Популярности инвестиций в драгоценности во многом способствовала политика низких ставок ФРС США. «Почему я должна соглашаться на доходность менее 1%, если можно получать радость от драгоценностей, которые постоянно дорожают?» — с этим вопросом, по словам эксперта Christie’s Рэймонда Санкрофта-Бейкера, к нему нередко обращаются клиентки. Одна нить природного жемчуга сейчас может стоить $270 000, тогда как в 2000 г. предельная цена составляла не более $20 000, рассказывает Санкрофт-Бейкер. Дело в том, что новый жемчуг на рынок практически не поступает: в регионе Басры, где он традиционно добывался, ухудшилась экологическая ситуация, и многие ныряльщики, добывавшие моллюсков, сменили работу на что-то более доходное в других странах.

Точки спроса

Спрос на рынке предметов искусства уже давно не ограничивается интересами коллекционеров США и Европы, отмечает лондонский арт-консультант Констанц Куберн, этот рынок все больше интересует инвесторов из развивающихся стран, в первую очередь из Китая и России. По ее словам, клиентская база постоянно растет, тогда как предметов искусства музейного уровня становится все меньше, из-за чего в ближайшие годы цены вырастут еще сильнее.

В частности, состоятельные клиенты МФО «Альфа-капитала» особенно интересуются рынком элитных вин и предметами изобразительного искусства. Их ключевой мотив — сохранение капитала, в частности на черный день, отмечает его руководитель Яков Гальперин. А вот жилая недвижимость, по его словам, как объект для инвестиций сегодня не очень популярна: недвижимость за границей они покупают в первую очередь для того, чтобы там жить.

«Сегодня начали набирать популярность арт-банкинг, инвестиции в антиквариат, вино, люксовые автомобили и т. д. Разумеется, подобную экзотику нельзя рассматривать как прямую альтернативу финансовым активам. Но после уроков мирового финансового кризиса состоятельные люди начинают считать такие вещи необходимым компонентом своего инвестиционного портфеля. Спрос на альтернативные инвестиции во многом зависит от конъюнктуры фондового рынка и резко возрастает во времена кризисов. Сегодня в портфеле наших клиентов подобного рода вложения, как правило, не превышают 10%», — делится наблюдениями директор департамента по работе с крупным частным капиталом Бинбанка Оксана Вольф.

К альтернативным инвестициям стоит относиться с осторожностью, говорят эксперты. «Обещания высокой доходности от альтернативных активов обычно завышены. Часто они основаны на отдельных успешных историях и не принимают в расчет стоимость оформления сделки, издержки на страховку и хранение, высокие риски и недостаточную ликвидность», — предупреждает управляющий директор Barclays Грег Дейвис. Barclays, по его словам, рекомендует клиентам такие альтернативные активы, как, например, сырье и недвижимость, но не советует включать объекты коллекционирования в инвестиционный портфель. Лучше покупать их для эмоциональной, а не финансовой отдачи, считать их сокровищами, а не инвестициями. Опрос Barclays «Прибыль или радость?», в котором участвовало 2000 богатых инвесторов из разных стран, показал, что в среднем 10% их вложений приходятся на активы-сокровища.

«Главный вопрос — адекватность оценки стоимости объектов альтернативных инвестиций. В отличие от ценных бумаг предметы роскоши характеризуются низкой ликвидностью — и перепродать коллекцию в случае необходимости будет очень тяжело», — добавляет Гальперин.

Татьяна Бочкарева, Людмила Коваль

Эта публикация основана на статье «Роскошные инвестиции» из газеты «Ведомости» от 14.02.2014, №25 (3529).

 
Ulti Clocks content

Звоните сейчас!

Архипов Сергей Владимирович

Телефон: +7 925 855 74 33

Почта:  arkhipov.sv@gmail.com

Skype:  s8557433


Афоризм дня

Никогда не лгут так много, как после охоты, во время войны или перед выборами.

Бисмарк

Об авторе

  • 15 лет в управлении капиталом и трейдинге на российском финансовом рынке.
  • Квалификационные аттестаты ФСФР, аккредитация на ММВБ.